ТРЕТЕЙСЬКИЙ СУД

Постійно діючий

Ю.Михальський, Т.Сліпачук "Третейські суди в Україні: час змін"

Третейские суды в Украине: время перемен

 Юрий Михальский, Первый заместитель Председателя  Третейской палаты Украины Председатель Совета ВОО «Союз третейских судей Украины»  Заслуженный юрист Украины

Татьяна Слипачук, ведущий научный сотрудник НИИ частного права и предпринимательства при АПРнУ, советник, ЮФ «Василь Кисиль и партнеры», к.ю.н.

С момента принятия в 2004 году Закона Украины «О третейских судах» прошло совсем немного времени, однако столь долгожданная легализация в Украине третейского судопроизводства уже способна уничтожить данный институт как таковой. Данная тенденция стала критической и требует к себе немедленного внимания, ибо преимущества и демократичность данного способа разрешения споров справедливо снискали третейскому разбирательству широкое распространение в юрисдикциях многих экономически развитых и только развивающихся стран. Наличие в государстве развитой системы внутренних и международных третейских судов является показателем развития правового общества и уровня правовой культуры государства, стимулом развития и усовершенствования национальной судебной системы и обеспечения защиты интересов субъектов соответствующих правоотношений.

Сегодня, с учетом практики развития в Украине третейского разбирательства многие статьи Закона требуют внесения изменений.

  Соглашением о создании Коалиции демократических сил в Верховном Совете Украины VI созыва задекларировано, что одним из заданий для создания условий для утверждения верховенства права и обеспечения реализации права каждого на быстрое и справедливое судебное рассмотрение дел  в независимом и непредвзятом суде является развитие третейского рассмотрения споров и процедур медиации (примирения).

Аналогичные меры по реализации права каждого на защиту своих прав предусмотрены Программой деятельности Кабинета Министров Украины «Украинский прорыв: для людей, а не для политиков». Этим документом также предусмотрено необходимость развития в Украине, как демократическом государстве, института третейского рассмотрения споров и института медиации.

Однако, Демократическая коалиция «приказала долго жить» и уже 16 сентября народными депутатами был принят в первом чтении законопроект №1399 «О внесении изменений к некоторым законодательным актам (относительно усовершенствования решений третейских судов)». Почему этот законопроект, в нарушение Регламента,   рассматривался без альтернативного законопроекта №2452 (внесен народным депутатом Кармазинным) остается тайной за семью печатями.

Вспоминая о том, что в свое время  Закон «О третейских судах» принимался с большими трудностями (дважды накладывалось вето Президента), считаем, что необдуманное внесение в него изменений приведет к катастрофическим последствиям.

Критика практики разрешения споров третейскими судами, особенно в сфере недвижимости справедлива, однако заявления о необходимости юридического уничтожения данного института как такового не выдерживают критики. Общеизвестно, что в течение последних лет в Украине часто беспрепятственно и, что наиболее печально, безнаказанно, вершится настоящий «судебный беспредел», когда государственные суды от имени государства осуществляют легализацию рейдерских атак и незаконного строительства. Эта печальная практика широко известна, но по-прежнему остаются неизвестны ее «герои», судьи, принимающие заведомо неправосудные решения, а также неизвестна и реакция государства, от имени которого все это творится. По существу, профессиональная безнравственность любого отдельного государственного чиновника или судьи является основанием не только для принятия мер в отношении данного конкретного лица, но и для устранения причин появления подобных явлений и их недопущения в будущем.

На наш взгляд, именно так должен стоять вопрос и о третейском разбирательстве. Из всех допущенных ошибок должны быть сделаны выводы. Третейское разбирательство не должно быть инструментом в руках юридически безграмотных нечистоплотных людей, видящих в нем только способ улучшения личного благосостояния. В процессе избавления от подобного рода третейских «судей» велика роль Министерства юстиции Украины и Третейской палаты Украины,  создание которой в свое время вызвало немало вопросов.

Настало время серьезного пересмотра действующего законодательства о третейских судах, поскольку и в нем самом заложены многие из проблем, с которыми на сегодня государства вынуждено столкнуться.

На сегодняшний день в Верховный Совет Украины было внесено несколько законопроектов, относительно внесения изменений и дополнений в Закон «О третейских судах», которые, по мнению их авторов, направлены на усовершенствование третейского рассмотрения споров и недопущение использования механизма третейского рассмотрения споров в рейдерских схемах.

Большинством из законопроектов предлагается сузить компетенцию третейских судов в рассмотрении споров. В последние годы можно наблюдать попытки необоснованно расширить компетенцию третейских судов за счет включения в нее споров о правах на недвижимое имущество.   Но ни одним из предлагаемых законопроектов не отражает анализа данной проблемы, и связанной с ней проблемы исполнимости решений третейских судов. Решение третейского суда является обязательным только для сторон соответствующего спора, касается их взаимных прав и обязательств, и не должно влечь каких-либо обязательных последствий для третьих лиц – тем более, для государственных органов.

Однако это не касается полномочий определенных государственных органов осуществлять установленные законодательством Украины функции по принудительному исполнению третейских решений, если последние вынесены в пределах компетенции третейского суда и без нарушения процедуры третейского разбирательства.

Законом Украины «О третейских судах» предусмотрено, что решение третейского суда исполняется обязанной стороной добровольно. Если этого не происходит, то такое решение должно приводится в исполнение с использованием государственного принуждения, основанного на принятии государством результата третейского разбирательства как подлежащего принудительному исполнению.

Исполнение решения третейского суда, если оно требует совершения действий органами государственной власти, органами местного самоуправления и их должностными лицами, возможно при условии выдачи компетентным судом  исполнительного документа. Обеспечение принудительного исполнения решений третейских судов находится вне пределов третейского рассмотрения споров и является заданием компетентных судов и государственной исполнительной службы.

На сегодня, к сожалению, данный порядок в довольно спорной редакции установлен только в самом Законе Украины «О третейских судах», и не нашел адекватного отражения ни в хозяйственном процессуальном законодательстве, ни в законодательстве об исполнительном производстве.

Из всех внесенных на рассмотрение Верховного Совета Украины законопроектов  относительно деятельности третейских судов наиболее широко обсуждался законопроект «О внесении изменений к некоторым законодательным актам (относительно  усовершенствования решений третейских судов» (внесен народным депутатом А.Лавриновичем), который впоследствии был принят за основу для дальнейшего внесения изменений в существующий закон и принят в первом чтении.   Между тем, этим законопроектом предлагается исключить из действующего Закона «О третейских судах» положения, регламентирующие возможность принудительного исполнения решений третейских судов и порядок такого исполнения.

Законом Украины «О внесении изменений к закону Украины «Об исполнительном производстве» и некоторым другим законодательным актам относительно исполнения судебных решений» статью Закона «Об исполнительном производстве», которая определяет перечень исполнительных документом, подлежащих исполнению в соответствии с указанным Законом было изложено в новой редакции, согласно которой  государственной исполнительной службой подлежат исполнению исполнительные документы, которые выдаются судами и приказы хозяйственных судов, в том числе и на основании решений третейских судов.

Кроме того, сегодня обсуждается и проект Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования процедуры принудительного исполнения решений», в котором устанавливается, что исполнению государственной исполнительной службой подлежат исполнительные документы, выдаваемыми судами и приказы хозяйственных судов, в том числе и на основании решений третейских судов.

Этой же позиции придерживается и Конституционный Суд Украины, который в своем решении от 10.01.2008г указал, что обеспечение принудительного исполнения решений третейских судов является заданием компетентных судов и государственной исполнительной службы.

Неужели идея состоит в том, чтобы заставить лицо, выигравшее третейское разбирательство и имеющее на руках решение третейского суда, которое не было исполнено должником добровольно,  повторно обращаться за защитой своих интересов с тем же иском уже в государственный суд, чтобы получить в последующем исполнительный документ и исполнить решение.

Излишне говорить, что это полностью противоречит нормам действующего законодательства Украины, не корреспондирует международным договорам Украины. Имиджу Украины как правового государства, стороны международных соглашений может быть нанесен ущерб, как, впрочем, и интересам украинских сторон, с позиции исключения возможности исполнения в Украине решений МАК и МКАС при ТПП Украины,  которые с позиции исполнения в Украине являются решениями международными, но внутренними, ибо их исполнение не требует экзекватуры. Иностранные договорные партнеры, в случае отсутствия принудительного исполнения в Украине решений данных международных арбитражей могут отказаться от подписания контрактов с арбитражной оговоркой на данные институции, выводя большее количество споров в иностранные юрисдикции, ибо решения иностранных арбитражных судов в силу международных обязательств Украины и действующего законодательства подлежат принудительному исполнению.

Еще более грустно оценивать идею названного законопроекта с позиции здравого смысла.

К сожалению, законодательные механизмы оспаривания и приведения в исполнение решений третейских судов (в том числе, и международных арбитражей) так и не нашли отражения в действующем законодательстве. В этой ситуации призывы отменить возможность принудительного исполнения решений третейских судов (к которым относятся и решения МКАС и МАК при ТПП Украины) являются призывом к дальнейшему уничтожению самой возможности альтернативного разрешения споров в Украине.

В порядке информации к размышлению рассмотрим прилагаемую таблицу, в которой приведены данные по ряду близких Украине юрисдикций и юрисдикций, снискавших репутацию наиболее привлекательных с точки зрения национального законодательства и практики третейского разбирательства.

Страна

Законодательство о третейском разбирательстве

Принудительное исполнение решений третейских судов

Австрия

Разделы 577-618 ГПК Австрии (Zivilprozessordnung), основанные на положениях Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже. Регулируют как внутреннее, так и международное третейское разбирательство (арбитраж).

Регулируется Законом об исполнительном производстве (Exekutionsordnung), который предусматривает различный порядок приведения в исполнение внутренних и иностранных арбитражных решений.  Внутренним является арбитражное решение, вынесенное на территории Австрии независимо от того, является ли оно национальным или международным. Для внутренних третейских решений не требуется выдачи разрешения на исполнение (экзекватура), заинтересованная в исполнении решения сторона просит государственный суд выдать исполнительный документ, в отношении которого сторона-должник вправе заявить возражения или просить об отсрочке или ограничении исполнения или о прекращении исполнения как такового. Исполнение иностранного арбитражного решения связано с предоставлением экзекватуры.

Республика Чехия


Акт об арбитраже (№216/1994), регулирующий внутренний и международный арбитраж, включая вопросы признания и приведения в исполнение арбитражных решений.

К вопросам исполнения решений третейских судов также применяются Акт № 99/1963 (ГПК) и Акт № 120/2001 (Закон об исполнительном производстве). Арбитражные решения, вынесенные на территории Чехии, не требуют признания. По ходатайству заинтересованной стороны государственным судом выдается исполнительный документ. Основаниями отказа в его выдаче служат основания для отмены решения.

Англия и Уэльс

Арбитражный Акт 1996 года регулирует внутренний и международный арбитраж в Англии и Уэльсе. Часть III названного Акта касается процедур признания и исполнения арбитражных решений. Одной из особенностей Акта является наличие в нем обязательных к применению положений, которые не зависят от соглашения сторон (они собраны в Приложении 1 к Акту).

Раздел 66 Акта применяется ко всем внутренним и иностранным арбитражным решениям. Решение исполняется путем получения разрешения на исполнения от государственного суда.  Процедура подачи заявления об исполнении решения урегулирована в Правиле Гражданского судопроизводства (Civil Procedure Rule) 62.18. Практика английских судов довольно сложна и подчинена как правилам самого Акта (разделы 99, 100-103), так и прецедентному праву.

Франция

Два основных источника регулирования третейского разбирательства: (1) ГК (статьи 2059-2061) и Новый ГПК (статьи 1442-1507) и (2) прецедентное право. Законодательное регулирование отличает внутренний (стать 1442-1491 Нового ГПК) и международный (статьи 1492 – 1507 Нового ГПК) арбитраж. Арбитраж считается международным, когда он затрагивает интересы международной коммерции. Иностранными арбитражными решениями считаются все арбитражные решения, вынесенные за пределами Франции.

Процедуры и требования по исполнению решений одинаковы для всех категорий арбитражных решений. Признание и приведение решения в исполнение связано с установлением факта наличия такого решения (предоставление копии решения и арбитражной оговорки) и отсутствия его противоречия публичному порядку. Рассмотрение заявления происходит в суде первой инстанции без вызова сторон.

Германия

Законодательство об арбитраже содержится в 10 Книге ГПК Германии (Zivilprozessordnung) в статьях 1025-1066 и регулирует любые арбитражные разбирательства, происходящие на территории Германии, независимо от того являются они внутренними или международными.

Книга 10 ГПК включает в себя и процедуры исполнения решений третейских судов. Существуют некоторые отличия в процедурах для внутренних и иностранных решений, связанные с применением в отношении иностранных арбитражный решений положений Нью-Йорксой Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года. Практика немецких государственных судов в отношении решений третейских судов носит скорее проарбитражный характер.

Польша

Основным источником законодательного регулирования третейского разбирательства, а также вопросов признания и приведения в исполнение решений третейских судов, является ГПК, часть 5.  Положения данной части равно применимы и к внутреннему, и к международному арбитражу.

Компетентный суд в рассмотрении заявления об исполнении арбитражного решения (внутреннего или международного) руководствуется нормами части 5 ГПК, основанными на положениях Типового Закона ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже. Иностранные арбитражные решения приводятся в исполнение с учетом норм Нью-Йорксой Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года. Компетентными являются окружные суды.

Российская Федерация

Международный арбитраж регулируется нормами закона «О международном коммерческом арбитраже» (1993), а внутренний (третейское разбирательство) – нормами отдельного закона «О третейских судах в Российской Федерации».

Арбитражный процессуальный кодекс в редакции 2002 года регулирует процедуры приведения к исполнению как решений третейских судов, вынесенных на территории РФ, включая международные арбитражные решения, так и иностранных арбитражных решений. Процедурные особенности принудительного исполнения решений на основании вынесенных исполнительных документов установлены Федеральным законом «Об исполнительном производстве» 2007 года (в силе с 1 февраля 2008 года). Процедуры приведения в исполнение решений внутренних третейских судов и международных арбитражей выписаны детально и практически не вызывают проблем. Практика государственных арбитражных судов достаточно противоречива, однако в последнее время наблюдается ее выравнивание в пользу третейского разбирательства. При исполнении иностранных арбитражных решений кроме норм Нью-Йорксой Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года, государственные арбитражные суды часто руководствуются нормами иных дву- или многосторонних соглашений, например, Киевского Соглашений 1992 года.

Швеция

Арбитражный Акт 1999 года регулирует внутренний и международный арбитраж в Швеции.

Вынесенные в Швеции третейские решения (в том числе и международного характера) приводятся в исполнение на основании Раздела 3(1)(1)(4) Кодекса об исполнительном производстве.  Раздел 3(15) названного Кодекса определяет, что решение должно быть в письменной форме и подписано большинством арбитров. Судебный исполнитель до принятия каких-либо действий в обязательном порядке предоставляет стороне-должнику возможность прокомментировать заявление об исполнение.

Швейцария

Международный арбитраж урегулирован в разделе 12 Закона о международном частном праве 1987 года. Внутренний арбитраж урегулирован Межкантональным Конкордатом по Арбитражу 1969, который, скорее всего в 2010 году будет заменен при вступлении в силу ГПК Швейцарии, содержащего раздел о внутреннем арбитраже.

Вынесенные в Швейцарии решения приводятся в исполнение во всех кантонах наравне с решениями государственных судов. Иностранные арбитражные решения исполняются на основании Нью-Йорксой Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года. Если речь идет об исполнении внутреннего арбитражного решения о присуждении денег, то подобное решение исполняется в рамках специальной процедуры сбора долга на основании Федерального акта по сбору долгов и банкротстве (Federal Debt Collection and Bankruptcy Act) и кантонального гражданского процессуального закона.



Положения о приведении в исполнение решений внутренних третейских судов, включая и вынесенных в порядке международного арбитража, путем обращения с соответствующим ходатайством в компетентный государственный суд, содержатся в законодательстве развитых Европейских стран, Канады и США, Японии, и многих других, включая  Бангладеш, Боливию и даже Каймановые острова.

Несмотря на различия в урегулировании, уровне компетентного суда, объеме полномочий и расходов, государства едины в подходе к результату третейского разбирательства: при условии соответствия третейского решения нормам законодательства о третейском разбирательстве и третейскому соглашению, оно подлежит исполнению наравне с решениями государственных судов, в том числе и с применением государственного принуждения.

            Проблемы третейского разбирательства в Украине как проблемы становления института и общего уровня правовой культуры общества должны решаться не методом «отрубывания руки», а продуманным системным внесением изменений, как в соответствующее законодательство, так и в практику третейского разбирательства.

Необходим и серьезный научный подход к проблемам третейского разбирательства. К сожалению, как комментарии к самому Закону Украины «О третейских судах», так и практики третейского разбирательства поверхностны и примитивны. По сути, отсутствуют серьезные доктринальные суждения в отношении правовой природы и юридической квалификации третейского соглашения, места и роли самого третейского разбирательства и института третейского суда в системе законодательства, соотношения исключительной компетенции государственных судов и предметной компетенции третейских судов, юридической силе решения третейского суда и других, не менее важных вопросов теории и практики третейского разбирательства.

Третейское судопроизводство нуждается в поддержке со стороны государства. И, безусловно, оно нуждается в контроле. Такие вопросы как предметная компетенция третейских судов, судьба третейского соглашения при переуступке права требования из основного договора, возможность расторжения третейского соглашения государственным судом и подача иска в государственный суд о недействительности третейского соглашения, права третьих лиц на участие в третейском разбирательстве и на оспаривание третейского решения, равно как и регламентирование процедур, связанных с третейским разбирательством (истребование доказательств, обеспечительные меры, оспаривание и приведение в исполнение третейского решения), а также ответственности третейских судей требуют взвешенного продуманного законодательного разрешения, основанного на концептуальном подходе к третейского разбирательству в целом.
 
 
2008-10-09 

Приєднані файли (українською)
review.ZIP